Простые вопросы. Тема: как научиться общаться

ЭЛЬВИРА ОВЕРЧЕНКО — руководитель «Школы РОСТА»,
ЛЕРА КОВЫНЧЕНКО — выпускница «Школы РОСТА», студентка филологического факультета Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина

Ведущий: Наталья Овсийчук

– Здравствуйте. За что я люблю свою работу – это за возможность общаться с самыми разными людьми. Журналистика расширяет круг наших интересов, а одна из профессиональных способностей — это умение четко излагать свои мысли. Говорят, что молодые люди не умеют общаться и коммуницировать. Можно ли этому научить? Я сегодня поговорю с гостями в студии «Простых вопросов». Я представляю мою коллегу, руководителя проекта «Школа РОСТА» Эльвиру Оверченко и студентку филологического факультета по направлению «журналистика» Ленинградского государственного университета имени Пушкина Леру Ковынченко.

– Здравствуйте.

Э.О.: – Привет, Наташ.

Л.К.: – Здравствуйте.

– Эль, вот совсем недавно сидели в этой студии и разговаривали о проекте «Школа РОСТА». О том, что будет, что это за проект, что интересного, и вот он уже воплощен в жизнь, уже проекту год, и вот уже, так скажем, наша журналистская братия пополнилась рядами молодых амбициозных ребят, которые много умеют и знают, правильно?

Э.О.: – Ну да, верно. Я только не могу сказать о том, что проект состоялся уже. Я рада, что он стартовал, и мы набираем опыт. Мы набираем новые знания и какие-то новые умения. Я совершенно согласна с тем, что наша профессия удивительная. Она правда позволяет какой-то новый мир для себя открывать и общаться. Собственно, профессия журналиста – это и есть общение. Не умеешь общаться – не будешь журналистом. Лера вот поступила на журналистику в этом голу, поэтому она точно знает. Она общается просто, но вы это увидели в нашем предварительном разговоре.

– Мы уже общались, за рамками эфира поболтали.

Э.О.: – Поэтому, конечно, идея была научить ребят и дать им возможность поверить в то, что они могут общаться. Многие из них могут прекрасно, у них интересные мысли по разным абсолютно темам. Они интересно общаются между собой, но иногда какой-то вот тормоз, понимаешь, существует, и они, может быть, не могут на какую-то совершенно другую аудиторию, не на своих сверстников, все дело изложить. Поэтому поверить в себя и раскрыть какие-то свои способности, как ты не любишь это слово «коммуницировать», способности к общению.

– Ну да, мне больше нравится слово «общение» и общение такое, какое у нас с нами сейчас.

Э.О.: – То есть мы да, постарались включить знания по психологии. Нам это тоже важно. Правда, тем, кто работает в профессии уже давно, знания по психологии общения…

– Конечно.

Э.О.: – …риторика, практическая стилистика, умение грамотно «упаковать» по-русски то, что ты хочешь высказать. И, конечно, все это мы делаем, в практике воплощаем в своих журналистских работах. Собственно, это и был смысл всей нашей задумки. Она получилась, мы работали год. Лера поступила. Это пока наша единственная, наша первая звезда, которая выпустилась и пошла в журналистику, чем я безумно горжусь, наверное. Она сама так все придумала, правда? Может быть, я надеюсь, хотя чуть-чуть помогли, это такой результат.

– Замечательно. Я когда эту рекламу вижу про интровертов, ответили в личку, я, конечно, всегда сокрушаюсь о том, что у нас очень много людей сейчас, которые отвечают в личку, а вот так вот общаться им очень сложно. Лер, ты, наверное, уже в личку не отвечаешь, ты уже можешь как-то?

Л.К.: – Конечно, у меня и раньше не было проблем с общением особых таких. Бывало волнение, например, если аудитория не к которой я привыкла: не мои одноклассники, не мои друзья, а выступление какое-то, например, конференция в другой школе – уже страшно. Действительно страшно, как воспримут тебя, как посмотрят, может быть не так. Сейчас этого уже нет, конечно, спасибо «Школе РОСТА». Потому что меня этому научили именно там – как-то открыто уметь выступать, уметь себя подать.

– Знаешь, что страх – это нормально, да?

Л.К.: – Да, я больше не волнуюсь так, что мне прям страшно. Это приятное волнение, какое-то ожидание чего-то такого интересного, нового в моей жизни. И с общением у меня проблем уже вообще никаких нет, нет никакого страха.

– Говорят, практика там у вас была очень интересная, и на радио, и на телевидении.

Л.К.: – Да, я выступала и как ведущая на телевидении, и на радио тоже и брала интервью, и училась не смотреть в листочек, а именно общаться с человеком у которого я спрашиваю. Это было очень интересно.

– Для тебя что самое важное в профессии журналиста? Почему ты все-таки решила связать свою жизнь с журналистикой?

Э.О.: – А ты, кстати, хотела год назад пойти в журналистику?

Л.К.: – Например, еще даже два года назад я вообще себя никак не представляла в этой профессии. Я даже думать об этом не могла, я была очень замкнутым человеком. В это сложно поверить сейчас.

– Вообще невозможно.

Л.К.: – Да, я не умела общаться, мы три человека стояли в углу класса, и не могли связаться с ребятами другими, потому что мне страшно было. Сейчас вообще этого нет, абсолютно, я открыта к общению с любыми людьми, могу найти общий язык легко, мне кается, уже, все люди разные, но все-таки.

– Так как тебя журналистика накрыла?

Л.К.: – Я пришла в «Школу РОСТА».

– Так.

Л.К.: – Мне стало интересно.

– Ну ты же хотела до этого?

Л.К.: – Я была гуманитарием.

– Гуманитарий, но я не понимаю кто я, да?

Л.К.: – Да, я не знала куда пойти. То есть филология, куда я еще могу пойти, еще там русский язык преподавать – вот и все мои амбиции. Сейчас я пришла в «Школу РОСТА», начала узнавать профессию, мне стало интересно очень общаться с новыми людьми, узнавать что-то быстрее всех, плюс с ребятами познакомилась очень интересными. И все, я решала, что буду журналистом. Маму тоже накрутила, что все, едем в Питер, все, будем поступать, я буду журналистом. Я к этому стремилась, держала свою мечту год. Все, поехала, поступила.

– Смотри, вы год занимались и то, о чем я говорила в самом начале, вы встречались с самыми разными людьми, были ли для тебя какие-то открытия, встречи интересные? То, что определило твою уверенность и ты сказала: «действительно, это так клево, если бы не мое увлечение, то я бы, наверное, не стала журналистом в будущем»?

Л.К.: – Да. Во-первых, приходили гости с «Амурской правды», и мы сами ездили в «Амурскую правду». Познакомились с главным редактором, с другими сотрудниками газеты. Тоже было очень интересное общение. И, в общем, было на самом деле очень интересно узнать профессию со всех сторон. Рассказывали очень интересные истории, и я как-то заинтересовалась этим всем и подумала: «вот пойду и буду такой же».

Э.О.: – Вот, знаешь, мне кажется, что очень важно, что ребята, когда они пробовали брать интервью и давать интервью, очень сложно было слушать собеседника. Вот навык слушать, тоже очень полезный и нужный журналисту, потому что, если ты не смотришь человеку в глаза, если ты не держишь нить разговора, не задаешь ему правильные вопросы и не ведешь его тем путем, каким ты хочешь, то никакого интервью, конечно же, не получится. И ребята вначале этого делать не умели или умели, но не все. И через практику, через то, что они сами брали интервью… И когда берешь, задаешь вопрос, а потом тыкаешься в листочек, то никакого интервью. Это пусто, да. Оно неинтересное, сухое, никакое. Они поняли, что правда, так и есть. А это же не только для интервью, это и для жизни. Вот когда они разговаривают друг с другом, то же самое, они стали смотреть друг другу в глаза. Сразу стало другое общение и потом, что очень интересно, мы же брали для своих работ темы, которые они выбирают сами. И ребята большие молодцы, потому что они брали темы, которые неоднозначные. Вот какая тебя тема зацепила для радио, вспомни?

Л.К.: – Для радио для меня была очень важная тема, когда мы пригласили психолога Людмилу Тракову, и она рассказывала как справляться с волнением. Это было перед моим поступлением, для меня это было очень важно.

Э.О.: – Вот, как справится с волнением.

– То есть, какие-то практические навыки, которые потом применялись уже в жизнь.

Э.О.: – Понимаешь, еще как. «Кто определяет мою жизнь», – мы говорили, – «я или родители. Давят родители, не давят родители. Даже родители сами потом звонили и говорили и писали нам в ватсап: «надо же, я своего ребенка совершенно по-другому узнал, он так рассуждает». А вот у нас с ним как-то так не выходит разговор такой. А он, оказывается, вот какой. Поэтому, мне кажется, это хороший навык и для ребят самих, и для родителей. Они по-другому взглянули на своих детей.

– Лер, а твое окружение, твои одноклассники, твои друзья… Ты же, наверняка, стала и их видеть по-другому, общаться с ними по-другому совершенно и, наверное, ты что-то им рассказывала и делилась опытом каким-то?

Л.К.: – Конечно, каждый раз. Я только после эфира выйду, я всем сразу: «представляете, там такое было, там такой пришел гость, и брала интервью сама, я сама писала эти вопросы». Я естественно, делилась с ребятами, и не сильно поменялось мое общение с ними. Просто, может быть, я стала более открытым человеком. Чем-то стала делиться, рассказывать, общаться и научилась слушать действительно своих друзей, ребят, знакомых.

– И они тебя. Мне кажется, что мы, взрослые всегда немного преувеличиваем наше отношение к гаджетам. Нам кажется, что наши дети только и делают, что все время сидят не отрывая глаз, на нас любимых не смотрят, и для нас кажется просто ужасно, что молодые люди сейчас просто живут в гаджетах. Но для профессии журналиста, я понимаю, что это очень важно, уметь работать с соцсетями, с интернетом и так далее. И там, в школе, каким-то образом это все объясняли?

Э.О.: – Ну есть вот у нас ребята, Саша, например, он понимает про это, наверное, все.

Есть ребята, которые этим увлекаются и они понимают гораздо больше, чем мы.

– А, то есть вообще такое взаимовлияние было, то есть ребята рассказывали как работать в гаджетах?

Э.О.: – Конечно, но они все разные, у всех разные увлечения. Кто-то гуманитарий, кто-то технарь, который точно все понимает, как там все устроено. Поэтому каждый берет свое. Ну вот они и брали какие-то навыки, именно общение им нужно было. Потому что были у нас, не буду называть, ребята, которые на самом деле просто «залипают» в этих гаджетах, и интроверты. Им очень сложно было переступить эту черту, общаться. Вообще подойти, задать какой-то вопрос – это было сложновато.

– Журналисты-то люди любопытные, они все время все спрашивают.

Э.О.: – Тем не менее, его спрашиваешь: а зачем ты ходишь, но не хочешь брать интервью? А мне интересно, и в итоге человек проходил весь год, и уже потом чуть-чуть поменял в поведении, стал более открытым, и это тоже результат. Мы меняемся между прочим, с ними очень классно, правда.

– Ну конечно, они столько знают и столько умеют. Ораторские способности, способность четко формулировать мысли –этому можно научиться с помощью каких-то методик определенных или это жизнь научит, захочешь – заговоришь?

Э.О.: – Нет, ну естественно, если в жизни стоит какая-то задача, ты должен это сделать, ты и будешь это делать. Но есть методики, естественно, им потом нужна база. Нужно понимать все про себя. Нужно знать базовые какие-то вещи. Нужно знать вообще русский язык, как все складывается. Нужно понимать, как строится выступление, как выгодно подать себя.

– Проект продолжается, и понятно, что вы уже отработали какое-то время с ребятами, и они что-то поняли, что нужно добавить, и вы понимаете, что время на месте не стоит. Все время какие-то новые технологии появляются. Могут ли журналисты, допустим, работать с телефоном вместо видеокамеры или например, не знаю, задавать вопросы не на камеру, а в интернет, сразу это все выкладывать. То, что сейчас очень модно, ютьюб-каналы создавать и прочее, прочее, прочее. Готовы ли ребята это все осваивать, и вы с ними работать?

Э.О.: – Да собственно говоря, мы с телефоном и работали. Если в начале для нового профессионального сообщества могли так сказать: «да ну, что вы там будете делать»? Они сами сейчас все работают на телефонах. Есть компании, которые только на телефон, на айфон снимают новости. Новости эти выходят в эфир, телефоны, современная камера, современная оптика, и вот эта современная аудионачинка, и вот такие колоссальные возможности, что журналист может работать со своим гаджетом вполне профессионально. Главное, чтобы были мозги.

– Я желаю уже практически новоиспеченному журналисту удачи в поездке в Санкт-Петербург и в учебе в университете. А вам желаю успешного продолжения проекта.

Сегодня «Простые вопросы» я задавала руководителю проекта «Школа РОСТА» Эльвире Оверченко и студентке филологического факультета по направлению журналистики Ленинградского государственного университета имени Пушкина Лере Ковынченко. Мы говорили о том, как научиться общаться. Всего доброго, это были «Простые вопросы». До свидания.

Э.О.: – Спасибо.

Ссылка на оригинал: amur.info